Сегодня в 14:00 - Кундалини йога

Шаолинь или реалии о Китае. Наталья Ченджейбл

Пекин.
По-местному Бейджин

Панорама Пекина

Первый раз меня это заступорило еще в Шереметьево-2, когда пройдя таможенный контроль, я не могла врубиться, куда же теперь предъявлять билет, так как слова Пекин, пусть даже Pekin, я нигде не увидела. Далее, 7-часовой перелет, смена часового пояса на 4, раннее утро, особенно если считать по Москве, жара на прилете, приветливый и очень организованный персонал, жуткая чистота даже за пределами здания аэропорта и нигде, нигде нет напоминания, что это Пекин, что это Китай. Бейджин со всех сторон. Короче, меня весь первый день клинит, что я в Японии.

Вплоть до того, что я в центре города пялюсь на красные китайские флаги и удивляюсь, когда это японцы успели сменить их раскраску. Ведь помню его как белый с красным кругом посредине. И что вы думаете, меня осеняет «Ах, это ж Ниагарский водопад»? Нет! Я просто принимаю к сведению смену флага, а окончательно врубаюсь лишь ближе к вечеру, когда в очередной раз китайцев называю японцами. Вслух.И по выражению лиц моих одногруппников понимаю свою оговорку…

Книгу по стране, куда поеду, не покупала сознательно, решила получать всю информацию, как и ощущения непосредственно в процессе пребывания из окружающего меня нового мира.

Запретный город

Запретный город

Или Зимний дворец императора. Запретным называется оттого, что простому люду вход был воспрещен. А городом — потому, что это действительно является городом. Если наши цари имели пусть здоровые, но все же дворцы в виде одного здания, то тут роскошь каждого зала выделена в отдельное строение. И в одну-то сторону сей «дворец» пройти трудновато, учитывая палящее солнце, лестницы к каждому строению, практически полное отсутствие зелени, а пройти туда и обратно… Одних залов для «подумать» было три. В общем, автобус нас привез с одной стороны, а забрал с противоположной. На мое сочувствующее императору восклицание: «Как же он, бедненький, проходил это ежедневно!» Экскурсовод резонно ответила: «Он не ходил, его в паланкине носили». Слыша непривычную для слуха текучесть и рваность китайской речи, возможность этих людей говорить и понимать русских кажется чудом.

Великая Китайская Стена

Великая Китайская Стена

Завтрак в семь. После завтрака – вперед, на Китайскую стену, в смысле, на Великую Китайскую Стену. На самый популярный ее остаток. Самый цивильный. К приезду Клинтона с женой, говорят, там даже туалет установили (я, правда, не нашла его). Туристов не мало. Вдоль всей дороги к подъему на стену и даже в начале подъема, непрерывные лавочки с местными товарами и очень назойливыми продавцами. Тоже местными. Причем не настолько радушными, как в Турции, а довольно серьезными и несколько нервозными. «Халло, халло», кричат, изображая улыбку, и суя в нос какие-нибудь браслетики, как белые индейцам при завоевании Америки, а если не реагируешь, ругаются на свойном языке, дразня тебя глухо-немо-слепым, очень образно, понятно без слов. Я вообще по фильмам китайцев представляла намного более плавными и уравновешенными. Не только Запад загибается.

Сама стена поддерживается в отличном состоянии, не знаю уж, много ли сохранилось от Той, изначальной стены, но ходить удобно и вполне безопасно. Виды просто обалденные. Со стены, с трудом загнав нас всех в автобус, повезли в монастырь. Буддийский, кажется. Или даосский. Название не помню. Трындли-мырли ге. Что-то такое. Очень мало времени отводится на каждую экскурсию. Всего несколько часов на такие места, где бегом можно осмотреть за сутки. Не говоря уже о не-бегом.

Китайский монастырь

Юнхэгун – самый известный буддистский монастырь в Пекине

Так вот, монастырь. Класс!!! Это первый китайский монастырь, который я увидела. Это нечто. Что-то с чем-то. Это так здорово, что я с превеликим удовольствием пожила бы там. Месяца три. Или даже четыре! Монастырь устроен по типу императорского дворца. Нет, конечно же, это дворец устроен по типу монастыря, просто во дворце я раньше побывала и описала его раньше. Все залы разнесены на здания и зданьица. И зданьищи. И в конце еще парк совершенно роскошный. И даже можно сказать аттракционы есть. Например, покупаешь кучку ржавых железячичек и кидаешь их в колокольчик. Если попадешь, он мелодично звякнет. И попавший, кроме удовольствия от попадания еще и богатым будет, да прямо в этом году. Я попала разок.

Очень миленько, в общем, жили монахи: и прудики, и фонтанчики, газончики, деревца красивые, кустики стриженые, дорожки выложенные, лестницы каменные, рельефные… Санаторий эдакий. И при всей ухоженности совершенно не видно работающих, за исключением продавцов. Я видела всего одного трудягу, который изображал, что вот-вот закончит разговаривать и работать начнет мотыжкой. И это за всю прогулку. Именно прогулку, потому как уже начала врубаться, что экскурсия в Китае – это когда тебя привезли на место достопримечательности, купили билет и сказали 5 минут напутственных слов. Далее самостоятельно. Вернулась в отель жутко голодная и прямо к банкету в честь завтрашнего отлета первой группы. Во время празднества постоянно крутили «Подмосковные вечера», а после еды нам устроили дискотеку плюс караоке. Меня не зажгло. Даже с наличием вина. Поэтому, чуток потусовавшись, нашла себе компаньонку на прогулку по вечернему Пекину, вернее, по окрестности обитаемой нами гостиницы, и тихо слиняла.

Прогулка без экскурсовода
Это была вторая моя окрестная прогулка. Вчера я гуляла «направо от гостиницы», сегодня – прямо. Забегая вперед, скажу: налево всегда интереснее все-таки. Прямо по курсу оказалась речка, сразу окрещенная нами «вонючка», с неширокой парковой полосой при ней. Всю дорогу пахло полным впечатлением, что гуляем вдоль общественных ватерклозетов. Обратно возвращались вдоль проезжей части. Молодые китайцы очень приветливы: постоянно европейцам кричат Hello. Нет-нет, обольщаться не надо: по-английски никто не говорит. Так же, как и по-русски. Хотя бытует мнение среди приезжих, что встретить русскоговорящих китайцев более вероятно, чем англоязычных. А вообще, как во время вчерашней, так и во время сегодняшней, поражает целенаправленная устремленность в какую-то безысходность этих нечастых встречных прохожих. Видела две влюбленные парочки. Эти хоть никуда и не спешили, но и безмятежности на лицах не было. За два вечера не было увидено никакого «ночного зажигалова» данного района Пекина. Сплошная суровая правда жизни.

Шаолинь

Храм Шаолинь

Ну, запахи на улице рано утром кажутся гораздо резче, чем днем. Бегу от гостиницы к воротам собственно монастыря Шаолинь. Практически никакого освещения, кроме полной луны. Холодновато, но бежать нормально и в шортах с футболкой. Кофта на мне про запас. От гостиницы до зарядки километра два. Бежится относительно легко, особенно учитывая, что вообще давно не бегала… Всё, уже на месте, народ подтягивается. Мастера еще нет, напяливаю кофту: набеганный жар уже спал. Рядом шутит «старичок», Мастер еще спит, мол, такая у него стандартная шутка…

Говорят, тут жутко сильная энергетика, типа, так и прет. К сожалению, лично я не могу подтвердить или опровергнуть. Пока. Мимо проносятся стадами лосей, вернее, лосят, эти милые детишки-ушуисты в зеленых кофточках. Хорошо бегут, в ногу, приятно послушать: вот она, организованность! Что-то выкрикивая в такт, к тому же . Стою с закрытыми глазами, слушаю… Постепенно светает. Зарядка окончена. В семь завтрак, Мастер отпускает нас и, глядя на бегающих юнцов, рекомендует по дороге обратно заниматься у-шу, только, пожалуйста, шагом. Юморит, это радует, что чувство юмора с ростом не отсыхает и не преобразуется в нечто, непонятное простым смертным.

Есть уже хочется страшно. Возвращаюсь быстрым шагом. Со всех сторон: то тут, то там занимаются отряды юных воинов. Одно стадо прямо обтекает меня и резко уходит влево: срезают угол дороги, практически бегом по отвесной стене, она тут метра два с половиной всего. Видать, легче два метра в высоту, чем сто в длину. Последним бежит парнишка постарше, ругается на них. Но и ему приходится срезать: не терять же главному весь отряд из какого-то принципа.

Завтрак!!! Радость-то какая! После зарядки очень в кайф поесть. Вчера вот совершенно не хотелось есть утром, подумывала даже, не начать ли голодание прямо вчера. Хорошо, что не начала. Мудр Учитель. Все постепенно, торопиться некуда… Уминаю побольше, уже сверх желания, поскольку:
1) это предпоследний завтрак перед голоданием, а кушать, все же, — восхитительное удовольствие;
2) надо успеть поправиться перед предполагаемым похуданием. Это, конечно, прекрасно – питание энергией ци, но… Кто меня потом за шваброй искать будет?
3) Не собираюсь сегодня приходить на обед. Удобный случай свободного времени: как раз успею куды-нить залезть спокойненько в одиночестве.
Иду на территорию монастырей. Вижу девочку с хвостиком среди этих зеленых ватаг. Оказывается! Это не мальчики, это не только мальчики тут машут ногами и мечами, просто все очень коротко стрижены. Вот почему здесь бытует поговорка: «Ежа от ежихи отличает только еж».

Куда глаза глядят
Наталья ЧенжейблИду, значит, куда глаза глядят и ощущаю на себе двоякое состояние. С одной стороны, не знаю, куда идти (я же первый раз в Шаолине), а с другой – прекрасно знаю. Словами описать не могу, куда иду, память не может представить место, а тело помнит, куда хочет. Вот улочка, ноги сами вынесли сюда. Стены как-то не так. Цвет другой? Вот украшения – они и не они. Запах. Запах совсем другой, а вот какой должен быть – не помню. И знаю, куда ведет эта улочка, лучше свернуть прямо здесь. Вот две тропинки, знаю, что надо идти вот по этой, по той, конечно, лучше, но у меня времени мало, а туда еще пилить и пилить. Но я не помню, куда припилю, если пилить начну.

Кто я, которая не знает? Кто тот, который не помнит? Почему это ощущение того, который тут все исходил, который тут занимался? Нет, совсем не так, как эти детишки, они славные, по-своему, но по-другому. Цель, что ли у них другая, дух? Или просто другие времена? Ощущение грусти, недоделанности, вернуться туда должна, закончить? Что-то зовет, требует. Какая-то ошибка? Или, наоборот, может, здесь уже все закончено и грустно оттого, что все заново? Короче, что-то чему-то не соответствует. Мой нынешний образ с эти местом явно противоречат. Что ж так мало памяти оставили? Лучше бы вообще этих туманных позывов не было. Или не лучше? Всё, хватит баланду в голове жевать!

Доползла до места. Да, место удобное для рисования. И бычки валяются: насиженное место, не я одна про него «знаю». Рисую часа четыре. Забыла напрочь уже, что я в Шаолине, в Китае, цигуном приехала заниматься. Прикольно.

Шаолинь — часть вторая

День 5
Первое ощущение с утра: поменялся запах пота. Резкий, чужой, затягивающий запах, мазохистское удовольствие — нюхала и нюхала бы.

День 6
На занятии случилась радость у меня. Я УВИДЕЛА шарик Ци. То есть все, что раньше было — это фантазия была, это было представление, никак не видение. А тут! Стою, выполняю упражнения, а тут чувствую — сейчас пукну, сосредоточилась на этом, пукаю, а перед глазами вижу черное круглое бездонное отверстие, и сквозь него вихрем проносится белая энергия. И тут до меня доходит, что это я в каком-то измерении видела данный процесс! Удалось зацепить ощущение этого пространствва и понять, что перед глазами все шорхается так хаотично в соответствии с шорханьем моих мыслей. «Где внимание, там и Ци».

День 8
На последнем занятии сегодня начали давать трансцендентальную энергию. Еле досидела до конца. Просто изнемогала, если бы не столько наших вокруг, упала бы на мат какой-нибудь или даже на пол. Крыша вот-вот оторвется. Все становится нетвердым, плывет, стены колышутся, лица меняются, невозможно определить пол и возраст. Кажется еще чуток и потеряешь этот мир.

День 9
На ночь решили сходить к пещере Дамо. Луна охватила почти всю дорогу своим нежным светом… Я увидела двух драконов. Один был красный, тот, что справа, а слева желтовато-белый. Точно не определить, типа света лампочки не дневной. Оба светящиеся.

День 10
На почте цирк вышел очередной. Объяснить в китайской деревне, что ты хочешь послать открытку с местным видом в Москву…

День 14
А? Что это? Горничная-куня зашла, ой, свет через шторки пробивается. Проспали.
Занятие — и в горы. На этот раз в дальние. Они выше, дальше и менее дикие. Приехали, вышли из автобусов, кто-то спросил: «Вот туда?» — и показал на самую высокую из окружающих гор. «Да», — ответил Саша, брат Мастера. «Шутка», — подумали все.

Смешно, но не шутка. Мы шли туда по практически непрерывной лестнице. Много раз казалось — вот до туда и, кажется, всё. И каждый раз там открывался вид выше и с лестницей. Именно даосская дорога. Как заметил Паша, на какой-то момент либо сдаешься с дальнейшим подъемом, либо перестаешь думать, до куда идти. Просто идешь. Потому и монастыри даосские. Путь даосов.

День 15
Сегодня ночью иду на кладбище. А надо заметить, что на втором занятии сегодня меня обуял ужас. Прямо на первой половине, во время лекции (трансцендентальную давал), как накатит… К страху добавилась паника, потому как здесь уже на время нельзя положиться, здесь вообще ни на что нельзя положиться. Перед глазами все поплыло. Началась цветовая свистопляска и жуткое состояние НЕВЕРИЯ. То есть: ужас — сознание неконтролируемости ситуации — паника — осознание, что и учителю, который в трех метрах от тебя, не можешь поручить свое состояние — впечатление теряния этой реальности — мысли о том, что этого и добивалась, но почему-то сейчас этого не хочется, более того, уверенность в том, что и потом этого не надо, пусть только сейчас все побыстрее закончится и никогда больше не наступает. А народ вокруг сидит совершенно спокойный, все внешне происходит «как обычно» на его занятиях, и только меня, по совершенно непонятной мне причине выбило начисто.

Еле-еле держа себя в руках, дотянула до перерыва. До последнего сомневалась, идти ли на вторую половину занятия. Пошла скорее от безысходности: в номере может отколбасить не меньше, а на занятиях хоть Мастер рядом.

На следующее занятие иду уже довольненькая, как будто это все не со мною было. Кладбище, решаю я, кладбище должно помочь. Радикальное средство и при страхе.

Дошла, перебралась через ограду. Немного волнуюсь, но пока в руках. Мозги опять же стараюсь отключить. Так-так, у этой пагоды скамейки нет. Есть нечто вроде тумбы. Забралась, ноги до земли не достают, но чувствую себя удобно. Сижу, втыкаю, периодически странные звуки выдергивают меня. Реагировать себе не разрешаю: не хватало еще паники на кладбище, но где-то там, внутри, страх живет, я его чувствую.В какой-то момент понимаю, что можно поспать. Не очень удобно на этой тумбе, но я умудряюсь. Просыпаюсь, понимаю, что опять втыкать пора — перемена окончилась. Сажусь, работаю. Петухи кричать начали — странно, два часа ночи всего. Левые мысли, гоню их.

Чик-чик, всё, больше не сидится, ну не могу я больше. Или больше не надо на сегодня, не разбираю пока, просто следую наиболее сильным ощущениям. Перетаскиваю коврик с тумбы на землю, чуть в сторонку, меж деревцами. А деревца тут как назло такие небольшие и под человеческую фигуру заточенные, типа кипарисов небольших, я на всяк случай пошла, потрогала, внутреннее напряжение не падает. В одеяло опять же завернулась, ложусь. В голове проносится тоскливое желание: эх, к мужику бы сейчас прижаться спокойному, без страха внутри, и поспать спокойненько до утра. Над землей мерещится зеленый туман, вспоминаю, что у Кастанеды туман был над водою, и закрываю глаза.

Практически сразу появляется мужик. Уютно, спокойно становится поначалу. Через какое-то время начинает домогаться. Первая мысль моя: «Фиг с тобою, человек хороший, и вообще, все так хорошо, можно и согласиться. А потом чувствую — не хочу. Не хочу, блин, и всё. Говорю ему спокойно вслух: «Не хочу». И он сразу испаряется. Я открываю глаза, слушаю жуткое уканье непонятной птицы среди еще более непонятных по своей природе голосов. И пытаюсь дальше не бояться и еще раз поспать.

Мужиков уже трое. Эти сразу не внушают доверия. Чувствую от них холод, лиц нет, вместо лиц — плотный туман, не позволяю им даже приблизиться, уверенно (на сколько меня хватит?) сообщаю им что-то, и их нет.

Следующее идет не через образы, а как канючная просьба, на, мол, тебе абстрактную форму, назовем ее мужик, а какой он должен быть, ты уж сама нарисуй. Постоянно пытаюсь уменьшить, остановить зарождающийся страх и впрыснуть уверенность и спокойствие. Причем на одном усилии воли — больше же нечем. Как проваливаюсь в сон, совсем не замечаю, выскакиваю из него при очередном отказе. Но все настолько плавно, что я просто заставляю себя делить происходящее на сон и не сон, чтобы с ума не поехать.

На меня прыгает Мишка. Он возвышается надо мною на высоких ногах, где-то там, в серой дымке, я уверена, что улыбается, но мне это представление уже жутко надоело, я говорю ему, что сейчас откушу ему кое-что между ног, если не уберется сей секунд. И понимаю, что сделала это зря, что угроза эта мне даром не пройдет, что лучше мне самой убраться, хотя «Мишка» уже исчез. Вскакиваю быстро, но якобы не нервно, сворачиваю одеяло, скатываю коврик, засовываю в рюкзак и — к ограде. Вот я уже на той стороне, иду, не очень соображая куда, хорошо, что дорога на Шаолинь одна. Сердце сдавили два железных обруча, крест накрест. Страх колышется и волнами обдает все мое существо. Страшным кажется все. Страшным может быть не только кладбище. Мыргаю фонариком во все стороны.

Надо же, слышу приближающуюся песню. Мальчишеский голос поет гимн Шаолиню. Подпеваю, пытаюсь подпеть, подвыть, наладить контакт голосом, послать запрос на помощь в успокоении. Спасибо, хуфа, спасибо. Я и мой рюкзак были доставлены под бодрые китайские песни прямо к дверям отеля. Я так и не смогла выяснить, как зовут моего спасителя, вот так запросто изменившего направление движения на 180 градусов в три часа ночи — разговор совсем никак не получался, ладно у нас получалось только петь и слушать.

Послесловие
18 августа я устроила себе одиночную вылазку в местные холмы. А еще через день, на выпускном занятии при выдаче дипломов я записала в этом дневнике:
«Помогая Вам, помогаю себе. Только вместе»

Наталья Ченджейбл, спецкор “Пятого Измерения” в Китае. 2002 год.
Источник: Газета Пятое Измерение

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

Комментарии пользователей Facebook